Кавказская пленница

Кавказская пленница» вышла на экраны в 1967 году. Как раз после потрясшего кинематографистов успеха «Операции «Ы». И не смотря на видимый успех, картину пропустили скрипя зубами, многи шутки из комедии советские цензоры посчитали слишком жесткими и фильм подвергли серьезной цензурной чистке.

Кратко сюжет:

Эксцентрическая комедия с похищениями и погонями о добром и наивном Шурике, изучающем на Кавказе старинные обряды и обычаи, о его первой и робкой любви к девушке, из-за которой он очень часто оказывается в затруднительных ситуациях, потому, что «красавицу, комсомолку, спортсменку» хотят выдать замуж за ответственного чиновника. Еe пoxищaют. Шypикy нe cpaзy yдaeтcя cooбpaзить, чтo пpoиcxoдит, нo зaтeм c пoмoщью нового дpyгa oн ocвoбoждaeт «кaвкaзcкyю плeнницy»…

О съемках:

Идея фильма возникла сама собой, когда Гайдай прочитал в газете романтическую историю. В закавказской республике влюбленный джигит похитил девушку. Сентиментально и одновременно шокирующе-абсурдно в контексте советской действительности. Позже появились публикации о том, что партийные боссы на Кавказе заводили себе гаремы, свободно покупая любую приглянувшуюся девушку. Над этой ситуацией надо были либо смеяться, либо грустить. Режиссер выбрал первое, и Шурику предстояло вновь появиться на экранах.

 Гайдай сразу хотел снимать своего друга Юрия Никулина и придумал для него роль. Но тот пошел в отказ: «В наши дни воруют невесту? Глупость! Сниматься не буду». Его вызвали к руководству «Мосфильма», взывали к совести: вы сорвете план съемок, вы же коммунист! На что Никулин ответил: у него, мол, есть свой партком в «Союзцирке». Гайдаю удалось уговорить Никулина, пообещав вместе улучшить сценарий.

Фильм снимался в Крыму (что можно заметить, например, по крымским номерам на машинах), в Алуште, окрестностях Демерджи, в районе Массандры и Ай-Петри и на Кавказе в Красной поляне (невольное купание в горной речке). В окрестностях Димержди по местам сьемок проходят многие туристические маршруты, где, в частности, демонстируется знаменитый Орех Никулина, растущий до сих пор.
На съемках распалась троица Вицин – Моргунов – Никулин. Артисты и так не дружили. А тут зазвездивший Моргунов стал вести себя беспардонно. Однажды привел на просмотр подружек, они пили пиво и громко разговаривали. Режиссер потребовал вывести посторонних, Моргунов вспылил и отказался сниматься. Пришлось часть сцен с Моргуновым выкинуть, а часть снимать общими планами, заменив актера похожим по телосложению дублером.

Невероятно популярные после «Операции «Ы» артисты из знаменитой троицы (трус, балбес и бывалый) все чаще не могли найти общий язык. Гайдай сразу хотел снимать своего друга Юрия Никулина и придумал для него роль. Но тот пошел в отказ: «В наши дни воруют невесту? Глупость! Сниматься не буду». Его вызвали к руководству «Мосфильма», взывали к совести: вы сорвете план съемок, вы же коммунист! На что Никулин ответил: у него, мол, есть свой партком в «Союзцирке». Гайдаю удалось уговорить Никулина, пообещав вместе улучшить сценарий.

На съемках распалась троица Вицин – Моргунов – Никулин. Артисты и так не дружили. А тут “зазвездивший” Моргунов стал вести себя беспардонно. Однажды привел на просмотр подружек, они пили пиво и громко разговаривали. Режиссер потребовал вывести посторонних, Моргунов вспылил и отказался сниматься. Моргунову ничего не стоило отказаться от съемок в разгар рабочего дня. Пришлось часть сцен с Моргуновым выкинуть, а часть снимать общими планами, заменив актера похожим по телосложению дублером. 

Тем не менее, на съемочной площадке Гайдая работалось легко. Режиссер поощрял импровизацию и творческую непокорность. Он подготовил для актеров ящик шампанского и за каждый придуманный трюк вручал бутылку. Таким «призом» были награждены и Никулин за эпизод с почесыванием ноги, и Вицин за сцену «прививки» Бывалого…

 

Проблемы с советской цензурой

Запрещенный эпизод с забором:

Уже с первых кадров солидная комиссия, собравшаяся на просмотр новой комедии, схватилась за голову. Увидеть, что советская картина начинается с самой известной надписи на заборе… Это было немыслимо!

Но именно такое начало придумали вместе режиссер Леонид Гайдай и его друг Юрий Никулин: Трус подходит к дощатому забору и, озираясь, чертит мелом букву «Х». Следом появляется Балбес и дописывает букву «У». Увидевший это безобразие милиционер заливается трелью свиста. Но Балбес, не растерявшись, дописывает: «Художественный фильм».

Этот эпизод, естественно, запретили. Съемочную группу обвинили в «хулиганстве». И дальше цензура только успевала вырезать из картины «сомнительные» моменты.

Аморальная песня
С «Песней о султане» чиновники из Госкино обошлись тоже негуманно. Казалось бы, вставной музыкальный номер. Никулин – в роли восточного шейха. Но в строчках увидели пропаганду аморального образа жизни.

Мы позвонили одному из сценаристов Якову Костюковскому, он же – соавтор текста.

– Многострадальная песня! – подтвердил Яков Аронович. – Мы с соавтором Слободским так радовались, когда Юрий Никулин ее блестяще спел. Но Пырьев – в то время худрук объединения «Луч» на «Мосфильме» – заявил, что ее нужно выбросить. В итоге в фильм вошли только два куплета из четырех: первый и последний. Когда должен был звучать второй, зритель слышит лишь имя Зульфия, после чего видит другой кадр, как дядя Нины чокается со своим отражением в зеркале, празднуя победу. В это время фоном звучит мелодия песни (слова не слышны). Затем нам снова показывают танцующую троицу, и Никулин допевает фразу: «…Но с другой стороны тещи тоже три», – и тут же выдает припев.

Через несколько лет после премьеры фирма «Мелодия» выпустила пластинку с песнями из кинофильма «Кавказская пленница». Никулин записал все четыре куплета. А затем эти песни растиражировали радиостанции, поэтому у многих возникло ощущение, что и в комедии они слышали слова целиком.

Медведи не должны чесаться

Гайдай хотел, чтобы Наталья Варлей исполнила в фильме песню, да такую, чтобы ее запела вся страна. Заказал композитору Александру Зацепину мелодию. Тот сочинил их четыре и отправил Гайдаю в Крым. На одной сделал пометку, что она вполне может стать песней. Однако Гайдаю именно эта мелодия и не понравилась. Когда композитор узнал об этом, то написал заявление об уходе с картины. Но его успокоили и посоветовали срочно вылететь на съемки к Гайдаю в Алушту.

В Алуште, увидев Зацепина, Вицин, Никулин и Моргунов хором запели его мелодию (на которую потом Дербенев напишет слова «Где-то на белом свете»). Однако Гайдай продолжал оставаться при своем мнении. Правда, разрешил Дербеневу написать слова на эту мелодию. Но созданный вариант его не устроил: «При чем здесь мороз, если у нас действие происходит летом? И вообще такую песню никогда не будет петь народ». Но ничего изменить уже не смог: надо было возобновлять съемки. Пришлось брать то, что было. Лишь много позже, услышав, как поют на улице «ла-ла-ла, вертится быстрей Земля», он признал, что был не прав.

Однако к словам песни придрался худсовет – почему «чешут» медведи спину? У них блохи? «Не эстетично, срочно переделать!» После чего «чешут» заменили на «трутся спиной медведи о земную ось».

Кража партийца
Цензура забраковала и эпизод, когда Фрунзик Мкртчян на реплику «жены», мол, как же ты мог украсть такую девушку, отвечает: «А в соседнем районе жених украл члена партии!»

– Эти слова оскорбляют и порочат членов партии! Уберите! – сказали чиновники.

Выход нашел Никулин: «Все дело в акценте Мкртчяна. Давай я за него скажу».

В устах Балбеса, сплевывающего арбузные семечки, фраза прозвучала настолько по-дурацки, что не бросала тени ни на единого партийца. Сразу всем становилось ясно: Балбес – лжец, и нет правды в словах его.

 

После первого просмотра  председатель Госкино СССР Алексей Романов обрушился на режиссера и сценаристов с обвинениями в антисоветчине. Цензуре не нравились шутки, песни, легкомысленность повествования и серьезность затронутых проблем. Цензуре не нравилось ничего. Было проще положить фильм «на полку» и признать полное фиаско, нежели идти на поводу у критики и превращать яркую комедию в ее слабое подобие.

Картину спас случай. Однажды на дачу Брежнева нужно было доставить какую-нибудь свежую комедию. На свой страх и риск отправили забракованный фильм Гайдая. «Кавказская пленница» так понравилась Леониду Ильичу, что он за выходные пересмотрел ее несколько раз, показал жившим по соседству членам политбюро ЦК и, пересыпая свою речь репликами из фильма, поздравил по телефону тогдашнего председателя Госкино СССР Алексея Романова с очередной победой советского кинематографа», – вспоминает сценарист картины Яков Костюковский.

Фишки фильма: 

Все актеры во время съемок как сумасшедшие старались придумать смешные фокусы. А все Гайдай: он создал «золотой фонд» из шампанского и за каждый придуманный трюк выдавал автору бутылку.

«Резиновая рука»
Одну заработал Никулин за такую фишку: положить под одеяло лилипута, который и чесал ему пятку. А в кадре кажется, будто это Балбес запросто, не сгибаясь, достает рукой до своей пятки.

Качающийся шприц
Для съемок сцены «прививки» Никулин предложил колоть Бывалого цирковым супершприцем («жанэ»). Конечно, его не втыкали в мягкое место Моргунова. Актера уложили с подушкой между ног. Несмотря на все меры предосторожности, Евгений Александрович сначала не хотел рисковать, но потом сдался: «Колите, черт с вами… Но там же все рядом, и если что…» Все прошло отлично: Александр Демьяненко оказался легок на руку и не промазал, сделав семь дублей!

Вицин же придумал, как сделать так, чтобы шприц покачивался. По его предложению Никулин, спрятавшись под ложем «жертвы прививки», захватывал пальцами в перчатке кончик иглы шприца, удерживал его и покачивал. Так Вицин заработал шампанское за идею, но вернул его в призовой фонд. Потому что не пил.

Вертящаяся голова
Фокус с поворотом головы Вицина на сто восемьдесят градусов снимали в несколько приемов. Первый: Вицин, опустив папаху на лицо, шевелит пальцами рук, сложенными на груди, – камера снимает, останавливается. Второй: Вицин надевает пиджак задом наперед, папаха на лице, пальцы шевелятся – камера снимает, останавливается. А эти кадры «разбиваются» еще одним куском, где снят затылок Георгия Михайловича: сначала под папахой, а потом когда ее сдвигают кверху.

 

Крылатые фразы:

– Жить, как говорится, хорошо! А хорошо жить еще лучше!
– Птичку жалко!
– Студентка, спортсменка, комсомолка и просто красавица!
– Кергуду! Бамбарбия! (На грузино-балбесском языке это означает: «Шутка». Произносится после несмешного анекдота или истории).
– Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
– В моем доме попрошу не выражаться!
– Или я ее веду в загс, или она ведет меня к прокурору.
– Белая горячка! Белый, белый, совсем горячий!
– Мементо мори! Моментально… В море!
– Короче, Склифосовский!
– Мы пришли, чтобы судить тебя по закону гор!
– В морге тебя переоденут!
– Да здравствует советский суд – самый гуманный суд в мире!

 В главных ролях
Александр Демьяненко — Шурик
Наталья Варлей — Нина (озвучивала Надежда Румянцева)
Владимир Этуш — товарищ Саахов
Фрунзик Мкртчян — товарищ Джабраил (дядя Нины)
Руслан Ахметов — водитель Эдик
Юрий Никулин — Балбес
Георгий Вицин — Трус
Евгений Моргунов — Бывалый
Н. Авалиани
Нина Гребешкова — врач «скорой помощи»
Михаил Глузский — администратор гостиницы
Эммануил Геллер — шашлычник с тостом про «кибернэтика» (озвучивает Артём Карапетян)
Георгий Милляр — доминошник
Дамира Мкртчян — тётя Нины
Пётр Репнин — главврач психбольницы (в титрах как «Н.Репнин»)
Александр Строев

Актеры не указаны в титрах
Георгий Светлани — старик у пивной бочки
Н. Авалиани — работник гостиницы с тостом о птичке

Съёмочная группа
Автор сценария: Яков Костюковский, М. Слободской, Леонид Гайдай
Режиссёр: Леонид Гайдай
Оператор: Константин Бровин
Художник: Владимир Каплуновский
Композитор: Александр Зацепин
Дирижёр: Эмин Хачатурян
Текст песни: Леонид Дербенев
Песню исполнила Аида Ведищева (в титрах не указана)
Директор картины: Л. Фрейдин

Гонорары актеров за съемки в фильме

Из всей звездной троицы Моргунов получал самую низкую ставку – 25 рублей за съемочный день. Никулину платили 50 рублей, Вицину – 40. У Демьяненко ставка равнялась 50 рублям, у Варлей – 13 рублей 50 копеек.

Зарплата за весь съемочный период:

Л. Гайдай – 4140 руб. плюс 2000 за соавторство в написании сценария.

А. Демьяненко – 5220 руб.

Н. Варлей – 1219 руб. 24 коп.

Ф. Мкртчян – 939 руб.

Ю. Никулин – 4238 руб.

Г. Вицин – 3389 руб. 84 коп.

Е. Моргунов – 1979 руб. 50 коп.

Н. Гребешкова – 279 руб. 40 коп.

Что тут сказать.. Батон хлеба стоил 18 копеек, яйца 1 рубль 20 копеек. Сейчас батон хлеба 20 рублей, яйца 50. С помощью нехитрых пересчетов видим, что актеры получали довольно солидные деньги.

Полный текст знаменитой песни (в фильме цензура вырезала второй и третий куплеты – помечено курсивом):

Если б я был султан, я б имел трех жен,
И тройной красотой был бы окружен.
Но, с другой стороны, при таких делах
Столько бед и забот, ах, спаси аллах!

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо, с другой стороны.

Зульфия мой халат гладит у доски,
Шьет Гюли, а Фатьма штопает носки.
Три жены – красота, что ни говори,
Но, с другой стороны, тещи тоже три.

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо, с другой стороны.

Если даст мне жена каждая по сто,
Итого триста грамм – это кое-что!
Но, когда «на бровях» прихожу домой,
Мне скандал предстоит с каждою женой!

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо, с другой стороны.

Как быть нам, султанам, ясность тут нужна:
Сколько жен в самый раз – три или одна?
На вопрос на такой есть ответ простой:
Если б я был султан – был бы холостой!

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо, с другой стороны.
 

 Продолжение фильма

В шестидесятых был готов сюжет для продолжения «Кавказской пленницы». Товарищ Саахов попадает в тюрьму, где становится руководителем лагерной самодеятельности. Для кавказца – занятие смерти подобное. После множества злоключений он выходит на свободу и надеется возобновить карьеру…. Однако его должность уже заняла… Нина. Сценаристы были убеждены, что картина обречена на успех, но вездесущее Госкино осуществить планы не позволило.    

 p.s.

Прошлым летом я был в Крыму и сфоторграфировался на «Орехе Никулина» — это дерево (семейства Ореховые) растущее в окрестностях Демерджи, использованное во время сьемок фильма. По фильму, с этого дерева Балбес (герой Юрия Никулина) высматривал приближение Нины перед похищением. Является любимым объектом всех экскурсоводов по Долине Привидений. В 2007 году дерево сильно пострадало от бури и находится в плохом состоянии.

This entry was posted in Кино, Комедия. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *